Рисковые ребята, бросившие все и купившие виноградник

Отказаться от повседневной рутины, чтобы создавать вино в красивейших местах… Похоже на настоящую мечту, но какова реальность? Рассмотрим историю нескольких «безумцев», бросивших свою карьеру ради виноделия...

Они рискнули всем, чтобы создавать вино, принесли жертву и преодолевали невероятные трудности. Они живой пример тому, что резко поменять свою жизнь можно.

Каждая история отличается друг от друга в деталях. Но всех их объединяет энергичность, изобретательность, а также жажда рисковать и упорно трудиться.

виноделы

Рэй Нэдесон (Ray Nadeson), Lethbridge Wines, штат Виктория, Австралия

Рэй Нэдесон (Ray Nadeson), 52 лет, имеет ученую степень по нейробиологии. Попробовав бесчисленное количество вин, решил пойти дальше в своем интересе к нашему любимейшему напитку.

«Мне не хотелось в какой-то момент из доктора резко превратиться в винодела, без какого-либо перехода. Поэтому я и моя жена решили получить образование в виноделии, при этом продолжая работать. Не потому что оно нужно для создания вина. Оно и не нужно. А чтобы изначально заручиться уважением людей».

Нэдесон продолжал работать доктором в течение восьми лет, пока они закладывали свою винодельню.

«Я хотел заниматься всем подряд и совсем не желал нанимать стороннего винодела. Но с двумя работами мне было не справиться. Поэтому 14 лет назад я решил стать исключительно виноделом. Для меня это было серьезным решением. Ведь мне пришлось уйти с привычной и высокооплачиваемой работы, чтобы делать то, в чем не имел значительных успехов до того».

Но Нэдесон остается честен: «Lethbridge не приносила денег в течение многих лет. Мне приходилось делать контрактное вино, консультировать и проделывать разные иные вещи, чтобы не оставаться без денег. Мы пришли в этот бизнес без кипы денег. И хотя мы не так и многого достигли, но нам удалось выжить».

виноделы из Канады

Вики Сэмарас (Vicki Samaras) и Джонас Ньюман (Jonas Newman), Hinterland Wine Company, Округ Принс Эдвард, провинция Онтарио, Канада

Ньюман был метрдотелем в ресторане города Торонто, а Сэмарас работала в области фармацевтики. Им обоим было по 27 лет, когда возникла мечта о собственном винограднике. После знакомства они вскладчину приобрели земельный участок.

Приведя в полный порядок свою собственность в Торонто, а затем и продав ее с хорошим плюсом, появились первые деньги на собственную мечту. А затем еще и взяли государственную ссуду на сельскохозяйственные нужды, чтобы в итоге засадить первые 3.5 гектара винограда в 2004 году.

«Мы хотели создавать вино, которое было бы достойным каждый год, поскольку нужно платить по счетам. Это особенно давило, учитывая наш не самый простой для виноделия регион», - подчеркивает Сэмарас.

«Мы и понятия не имели, как вести хозяйство или хотя бы поменять масло в тракторе»,- признается Ньюман. «То есть в теории все было ясно, но на практике нам и в голову не лезло, что с этим со всем делать. Слава Богу, мы были настолько молоды, что пошли на этот риск».

Сэмарас соглашается: «Мы с самого начала считали, что придется попотеть. Это было рискованно, но все же я заранее изучила вопрос. Нам очень хотелось вести хозяйство самостоятельно, при этом имея очень-очень крошечный бюджет. Впрочем, оглядываясь назад, я просто не понимаю, как нам все это удалось».

Винодел из Америки

Джеми Катч (Jamie Kutch), Kutch Wines, округ Сонома, штат Калифорния, США

«Я торговал на фондовом рынке для банка Merrill Lynch»,- рассказывает Катч. «Но со временем, глядя на обитателей Уолл-стрит, я осознал, во что превращаешься, когда в голове лишь жажда наживы».

«Теперь я создаю материальный продукт. И получаю сообщение на Рождество от своего покупателя со словами “Я наслаждаюсь Вашим вином вместе с моей семьей”. Это самая настоящая награда для меня».

Когда Джеми впервые отправился на Западное Побережье США, у него не было ни малейшего опыта в виноделии или хотя бы в сельском хозяйстве. «Здесь у меня не было ни семьи, ни друзей. Я просто забрался в самолет с одним чемоданом».

Как и все «рисковые парни» из этой статьи, он думал, что все будет куда проще, чем сложилось на самом деле. Да и сейчас приходится «сильно потрудиться для продажи 3,000 ящиков с вином», но о своем решении Катч не жалел ни единой секунды.

«Мои друзья, по-прежнему работающие на Уолл-стрит, имеют дома за многие миллионы долларов; мы же свой арендуем. Они ездят на Феррари, а у меня Хонда. Но в плане опыта я, несомненно, богаче».

Виноделы из Италии

Коррадо Доттори (Corrado Dottori), La Distesa, коммуна Купрамонтана, регион Марке, Италия

«Я торговал ценными бумагами», - рассказывает Коррадо Доттори. Семья его отца владела виноградниками в регионе Марке с 1935 года, но, как и многие из его поколения, он жаждал более насыщенной жизни крупного города.

Вся земля была в аренде у фермеров, но те постепенно начали уходить на пенсию. Поэтому Доттори пришлось либо найти кого-то, кто бы присмотрел за землей, либо продать ее.

На тот момент его собственность уменьшилась до одного гектара виноградников. Поэтому ему с женой Валерией пришлось открыть небольшую гостиницу, которая первое время приносила хоть какие-то деньги. Но это его не сильно и удручало.

«Первые четыре или пять лет были безумно трудными». Но сейчас он владеет уже 7 гектарами виноградников, а также выращивает оливки и пшеницу для местного кооператива по производству настоящей итальянской пасты.

Виноделы из Германии

Урбан Кауфманн (Urban Kaufmann), Weingut Kaufmann, г. Хаттенхайм, область Рейнгау, Германия

Стать сыроваром было, прямо скажем, не самым необычным выбором для жителя деревенской части Швейцарии. И в прошлой жизни Урбан как раз этим и занимался: варил твердый швейцарский сыр Аппенцеллер.

Однако посещение одной швейцарской винодельни в 2012 году перевернуло все с ног на голову: он решил приобрести виноградник.

Была «тысяча причин» не делать этого, но Урбан никак не мог расстаться со своей мечтой. «Бросить что-то реальное и прекрасно работающее ради нечто неизведанного, да еще и покинуть свою собственную страну…»

Кауфманн решил не просто найти какой-то участок, а именно работающее предприятие, продающееся еще и за приемлемые деньги. Это оказалось не так-то и просто. Вначале Урбан объездил Италию, затем обратил свои взоры на Австрию и Германию.

Наконец, он нашел то, что искал. «Поиски напоминали настоящий хаос, но именно это мне и нравилось», - завершает свой рассказ Урбан Кауфманн.

Американский винодел

Эли Шейпер (Alie Shaper), Brooklyn Oenology, Лонг Айленд, Нью-Йорк, США

У Шейпер диплом инженера, она из семьи инженеров, да еще и работала в Силиконовой Долине в 1996 году, в аэрокосмической сфере.

В поисках чего-то нового Эли ответила на объявление о поиске персонала в дегустационный зал одной из виноделен Гудзонской долины. А впоследствии устроилась на ту же должность, но уже в Нью-Йорке. Дальше было множество иных должностей в винной сфере, при этом с параллельным прохождением WSET курсов (дают образование в области вина и крепких алкогольных напитков).

«Я продолжала сама себя убеждать, что не хочу владеть землей, не хочу иметь винное хозяйство. Как мне с этим справиться? Это невозможно…»

Но год спустя она все же ушла из виноторговой компании в поисках опыта винного производства. Эли устроилась на фабрику, занимающуюся дроблением винограда на Лонг Айленде. И этот опыт оказался бесценным.

Однако, «мы должны были сражаться за каждый продаваемый ящик. Я этого не ожидала».

«Этот переход к винному производству может быть слишком тяжелым. Он по-настоящему испытывает твою решимость, выносливость и способность к творчеству. И еще не забывайте про запредельную ответственность».

Статья написана частично по материалам сайта decanter.com

Бюро переводов Гектор